Октябрьский район Волгоградская область

места, природа, общество

Капкинка

    Впервые обозначены границы Войска Донского в 1786 го­ду, куда и вошла Громославская волость.

    На территории Волгоград­ской области расположено не­сколько населенных пунктов, чья история возникновения не­посредственным образом связана с калмыцким народом. По преданиям на месте сегодняшнего села Капкинка проживали многочислен­ные калмыцкие племена. И приехавший сюда Георгиевский кавалер царской армии Бородаенко В. добился разрешения поселиться на их землях. Поселившись, он сумел привлечь на новые земли своих земляков. Калмыки яростно сопротив­лялись расселению и разрушали постройки поселенцев. Но, интересно то, что если в доме была печь, и из трубы шёл дым, то калмыки это жилище не разрушали. Поэтому переселенцы в первую очередь строили дом и делали печь. Но, есть и другое предположение, что на этих землях жил богатый пан Кота, его именем и названо село Капкинка.

    Поселок Капкинка образовал­ся в 1887 году на землях Капканкинова рода и который по сей день носит это калмыцкое название. Название Капканкин происходит от Ламаистского священника-гелюнга Капки, владевшего в прошлом этим аймаком.

    Основали Капкинку отстав­ные военные и бывшие крепостные крестьяне пригранич­ных с Калмыцкой степью Посел­ков Второго Донского округа области войска Донского.

    Костяк жителей нового по­селения составляли вышедшие в отставку нижние воинские чины. Все они в свое время призывались в армию из поме­щичьих крестьян, и, отслужив честно по 10-25 лет, возврати­лись в родные места уже после отмены крепостного права. У себя на родине они неожидан­но столкнулись с ситуацией, когда их сельские общества или отказались от положенного на­дела из-за плохого качества земель или же не получили его от помещиков вовсе. В сходном с ними положении оказались и бывшие дворовые крестьяне, которых реформа 1861 года хотя и освободила от крепост­ничества, но без права наделе­ния землею. И те, и другие, оставшись без средств сущест­вования, вынуждены были на­чать устраивать свою жизнь за­ново. Кто-то из них в поисках счастья кидался в другие мес­та, те же, кто остался — стали арендовать земли у своих быв­ших помещиков и калмыков.

    Арендуя земли, безземель­ные крестьяне вместе с тем не теряли надежды когда-нибудь приобрести свой клочок земли, пусть небольшой, но зато за­крепленный за ними в посто­янное владение.

    В феврале 1887 года груп­па старых солдат, возглавляе­мая участником Крымской кам­пании 1853-1856 годов отстав­ным фельдфебелем С. П. Бородаенко, обратилась от име­ни 22 семей Громославской волости области войска Дон­ского к крещенным калмыкам Капканкинова рода с просьбой о поселении на их землях в уро­чище Свиная балка.

    Со стороны калмыков про­сьба эта возражений не встре­тила, поскольку всех просите­лей калмыки хорошо знали как людей, многие годы арендовав­ших у них земли. 28 февраля капмыки упомянутого рода, со­бравшись на сход, составили положительный приговор и на­правили его на утверждение в Управление калмыцким наро­дом. Приговор этот, однако, ут­вержден не был. Управление калмыцким народом мотивиро­вало свой отказ тем, что кал­мыцкие земли не являются соб­ственностью калмыцкого наро­да, а находятся лишь в его поль­зовании, и, следовательно, калмыки не вправе ими распоряжаться по своему усмотрению. Приняв русских на жительство, крещенные калмыки тем самым нарушили один из пунктов «Положения об Управлении кал­мыцким народом», запрещаю­щий поселение в калмыцких кочевьях лиц некалмыцкого происхождения.

    Подобные объяснения, впрочем, ходатаев нисколько не убедили, наоборот, они подтолкнули их к более решитель­ным действиям.

    В первых числах апреля 1887 года Бородаенко и его то­варищи перешли административную границу Астраханской губернии, которая проходила всего в полуверсте от их Мишко-Васильевского поселка, и поселились в Свиной балке. Когда туда, спустя месяц, при­был попечитель Малодербетовского улуса, то он застал там три готовых дома и несколько начатых строений. Попечитель с помощью стражников разло­мал незавершенные постройки и взял с самовольных поселенцев подписку о их выселении в предусмотренный законом шестимесячный срок.

    Через полгода он направил на Свиную балку двух своих помощников проверить, как выполняется его распоряжение. Те, прибыв на место, обнару­жили, что поселенцы не только не ушли, но вдобавок еще по­строил и 9 новых жилых помещений.

    Поселенцам вновь предло­жили удалиться, а когда они на­отрез отказались, то помощни­ки попечителя приступили к разборке строений. Разрушить постройки на этот раз однако не удалось, так как этому воспрепятствовали сами жители, которые, вооружившись цепями и вилами, потребовали от пред­ставителей власти покинуть поселок. После произошедше­го самовольных переселенцев решили оставить в покое до весны и уже по теплу выдворить их с калмыцких земель при по­мощи воинской команды. Одно­временно с этим власти нача­ли прорабатывать вариант по­селения отставных солдат и крестьян в Царевском уезде Астраханской губернии на госу­дарственных землях при Эльтонском соляном озере.

    Между тем, пока власти раздумывали относительно буду­щего капкинских поселенцев, те даром времени не теряли. Они за короткий срок возвели не­сколько новых домов и привлекли в поселок новых людей, а их вожаки сумели убедить Министерство государственных имуществ отложить на неопределенное время выселение поселка.

    Постоянный приток новых жителей в Капкинку обусловил ему быстрые темпы развития. Начавшись в 1887 году с 7 се­мей, он к 1902 году вырос до 33 семей, спустя еще 4 года поселок насчитывал 48 семей, в которых числился 341 человек.

    В 1898 году капкинцы обра­тились в Астраханскую духов­ную консисторию за разреше­нием построить у них церковь, выделив для этих целей 1500 рублей и обязавшись за свой счет перевезти материал и ока­зать материальную помощь в ее постройке. На следующий год они приступили к строительст­ву здания первой в поселении школы грамоты, для которой общество ассигновало 200 руб­лей 30 копеек.

    Все это, нельзя забывать, происходило в то время, когда поселок не имел ни законного статуса, ни управления, ни, на­конец, своей земли. Надо ска­зать, что такая неопределенность сильно осложняла жизнь капкинцев, она же доставляла немало хлопот и местной адми­нистрации, и правительству, и самим калмыкам. Власти несколько раз пытались поставить точку в этом затянувшемся деле, но в него всякий раз вмешивались различные обстоятельства. Вначале самовольных поселенцев хотели просто выселить, но в 1891 году в поселке побывал министр государственных имуществ Островский, который предложил всех их легализовать и наделить землей, но без права приема новых поселенцев. Пока поданному во­просу шла переписка, поселок разросся настолько, что влас­тям пришлось оставить мысль о наделении землей всех поселковцев, ибо это привело бы к земельному стеснению калмы­ков.

    В итоге и правительство, и местная калмыцкая админи­страция сошлись на мнении о необходимости легализации поселка без надела, на правах арендных пользователей его жителей калмыцкими землями.

    Летом 1900 года для поселковцев была образована оброч­ная статья "Березовая и Свиная балка" площадью в 3122 деся­тины 1300 квадратных сажень и отведено в 165 десятин под их усадьбы. В этом же году в Капкинке по поручению Департа­мента государственных и зе­мельных имуществ побывал один из чиновников Управления калмыцким народом, посланный туда с целью выяснения эконо­мического положения само­вольных поселенцев. По его данным, в поселке на этот мо­мент проживало 62 семьи, глав­ным занятием которых являлось хлебопашество. Скотоводство у них носило вспомогательный характер и заключало в себе 750 голов крупного рогатого скота и 900 овец. Из торгово-промышленных заведений в поселке тогда имелись: одна молочная лавка и три ветряных мельницы.

    В 1904 году капкинцы на законных основаниях приступили в аренде оброчной статьи: в первый года она была сдана им на один год, а с 1 августа 1905 года — на 12 лет при условии уплаты в калмыцкий обществен­ный капитал ежегодно по 709 рублей 64 копейки.

    В 1911 году администрация Управления калмыцким народом учредила для капкинцев вторую оброчную статьи под названием «Новый капкинский участок», которая в отличие от первой стала сдаваться не обществу, а отдельным поселковцам. Ее образование было вызвано быстрым увеличением населения поселка, удвоившегося со времени посещения его в 1900 году чиновником Управле­ния калмыцким народом. За прошедшее время Капкинка не только заметно прибавила в населении, но и превратилась в хорошо обжитый населенный пункт, мало чём отличающийся от соседних селений.

    Недавние самовольные по­селенцы построили в нем деревянные дома, церковь (в 1906 году), церковно-приходскую школу, устроили колодцы, чигиря, сады и огороды. В 1902 году в Капкинке открылось сельское, а в 1910 году — волостное прав­ление.

    В 1916 году истёк 12-летний срок аренды участка "Березовая и Свиная балка" и капкинцы вошли в Управление калмыцким народом о продлении его арен­ды. Последнее согласилось продлить контракт, но выдвинуло новые условия сдачи участ­ка, главными из которых были: ограничение аренды сроком на один год, повышение платы на 20 % и введение трехпольной эксплуатации участка. Эти меры, по утверждению администрации, должны были положить конец бессистемной хищнической эксплуатации земли и по­ставить арендаторов под более жесткий контроль со стороны властей.

    Изменение в сторону услож­нения условий аренды капкинцы, как и следовало ожидать, восприняли, отрицательно. Единственно, что не вызвало у них возражений, так это целесообразность перехода к пра­вильному ведению земледелия, с устройством в этих целях пло­тин, лесонасаждений, введения травосеяния и плодосменной системы. Однако здесь, по их мнению, главным препятствием выступала арендная форма зем­лепользования. Все перечисленные агрокультурные меро­приятия, по мнению капкинцев, имело смысл осуществлять только на собственной надельной земле, для чего они изъявили готовность выкупить обе об­рочные статьи через Крестьянский поземельный банк, а до полного разрешения данного, вопроса — представить им возможность пользоваться оброчной статьей на прежних условиях.

    Предложения капкинцев по­ступили в центральные органы управления после падения самодержавия, когда к власти пришло Временное правительство. Оно же, как известно, рассмотрение аграрного вопроса отложило до созыва Учредительного собрания, поэтому капкинский земельный вопрос выпало решать уже другим властям в других условиях.